среда, 28 сентября 2011 г.

Ещё немного осени




Сказки

...Это пройдёт - а что мне еще сказать?
Осень настанет, станут короче дни.
Спросишь у тени, прежде чем ляжешь спать,
Как отыскать тропу, погасив огни.
Спросишь, почём поездка в подземный мир -
Так, чтоб к утру вернуться в родную тьму,
Если же встретишь страшное на пути -
Слушай, но не рассказывай никому:
Сказка должна быть правдой, а не игрой,
Время крадёт украдкой твои слова.
Этот узор, как видишь, уже не твой -
Утро приходит, помнится сон едва...

Текст стихотворения на Фабуле

Настроение этого текста каким-то образом соотносится с ощущением, оставшимся от сегодняшнего сна:

Первый сон - наблюдение событий со стороны, ощущение литературности сюжета. Проснулась с мыслью о том, что вот надо будет на этот сюжет рассказ написать. Война, какое-то скалисто-пустынное пространство вроде берега моря, солдаты охраняют подступы к городу. Один из них, лётчик, замечает приближающийся чужой боевой самолёт, и начинает погоню за ним. Погоня вдоль берега по направлению прочь от города длится довольно долго, иногда противники перестреливаются или пролетают по сложной траектории почти рядом друг с другом. Кончается тем, что оба оказываются вынуждены катапультироваться, оба остаются живы, и им приходится заключить перемирие, чтобы выжить в пустынном месте, куда они залетели. Вот они сидят и разговаривают, и лётчик обнаруживает, что его противник, рассказывая о своей биографии, жизни, упоминает такие же детали, какие были в его собственной истории, и что и внешне он всё больше становится похож на него самого. И когда он это понимает, собеседник полностью превращается в него самого на какое-то время, а потом полностью меняет внешность и говорит, что на самом деле он является правителем этой страны, который вот таким образом может являться тем, кто кажется ему заслуживающим этого, хорошим воинам или вроде того, чтобы с одной стороны, показать им себя, с другой - испытать их. (там по ходу погони был к примеру эпизод, когда лётчик мог стрелять по противнику, рискуя при промахе ракетами задеть гражданские постройки какие-то).
На этом эпизод кончается, я просыпаюсь ненадолго, с мыслью о том, что это интересный сюжет. Потом засыпаю и вижу как бы вторую главу. Происходящее уже воспринимается как в некотором роде пьеса. Появляется отрицательный герой, который сначала стоя на одном из скалистых возвышений что-то говорит правителю грозное (в этот момент я воспринимаю с этой точки зрения, но понимаю, что это не я, а мои слова по роли), затем спускается и вступает с ним в спор. Это уже происходит не на берегу моря, а в каком-то полуподземном пространстве, вроде огромного грота, но неглубоко - на один, может, два этажа под землю. Но в итоге возникает ощущение, что вторая глава выходит неинтересная, несмотря на фиолетовый дым подсвеченный, кем-то пущенный для эффектности, и можно оставить только первую пока, как короткий рассказ. И тогда все действующие лица превращаются просто в студентов (некоторые из них мне в реале знакомы), а правитель в преподавателя.

P.S.: Уже позже осознала, что ритм, которым написалось стихотворение, неосознанно позаимствован из "Аллегро" Михаила Щербакова и прочно с ним ассоциируется:
...Будет блуждать по городу он, как мы,
Газами выхлопными дыша, дыша,
Спрашивать у себя, не взять ли взаймы,
И повторять себе же - deja, deja...

Хотя интонация всё же несколько другая.

Комментариев нет:

Отправка комментария